Новости

Что стоит за арестом главы Татфондбанка Роберта Мусина

тафтобанк

В Арбитражный суд Республики Татарстан потупило заявление Центробанка о признании банкротом Татфондбанка. Оно пока не принято к производству, но, судя по всему, в истории кредитного учреждения поставлена точка.

От него отказались как нынешние власти республики, так и представители старого политического класса, так или иначе связанного с семьей Шаймиевых. Владелец и последний представитель правления банка Роберт Мусин в семью напрямую не входил, но на помощь, скорее всего, рассчитывал, так как играл заметную роль в структурах старой власти. Сейчас он находится в СИЗО и готовится к предъявлению обвинения по 159 статье (мошенничество).

Представители ЦБ пока более осторожны. Они говорят о неудовлетворительном качестве активов ПАО «Татфондбанк» и неадекватной оценке рисков руководством банка. Их можно понять, потому что одновременно с обвинениями Татфондбанка первый зампред Банка России Дмитрий Тулин признает, что для него стали неприятным сюрпризом проблемы банка «Пересвет», дефолт которого и стал триггером крушения Татфондбанка.

«Пересвет», тем не менее, банкротства счастливым образом избежал, и сейчас договаривается с кредиторами. Но уже без Татфондбанка и Роберта Мусина. Признание Дмитрия Тулина выглядит весьма странным. Российские банки очень давно кредитуют друг друга через рыночные инструменты с одной целью — заложить облигации контрагента в ЦБ, получив под них наличные. По сути это механизм скрытой эмиссии, и он хорошо известен даже начинающим отечественным финансистам.

И вряд ли мог удивить Дмитрия Тулина, который всю финансовую алхимию российской кредитной системы знает досконально. В чем тогда причины удивления Тулина? Скорее всего глава регулятивного блока рассчитывал, что татарские элиты все-таки спасут Татфондбанк. «Были заверения, что акционеры не оставят банк в беде, но тем не менее итог этих переговоров оказался неудовлетворительным», — заявил он в январе 2017 года. И одновременно признал, что уже в мае 2016 года в ЦБ прекрасно понимали: капитал Татфондбанка утрачен. Теперь провал этих переговоров может дорого обойтись руководителям ЦБ.

АСВ уже выплатило вкладчикам Татфондбанка без малого 50 миллиардов рублей, что делает эту историю серьезным испытанием для бюджета организации. А последующее разбирательство не сулит ничего хорошего никому из участников этой истории. Разбирательство намечается именно по 159 статье. Об этом напомнили силовики, которые 15 марта — накануне подачи иска в арбитражный суд Татарстана — арестовали заместителя Мусина Рамиля Насырова.

Зампредправления Татфондбанка был задержан по подозрению в афере со средствами этого кредитного учреждения на 3 миллиарда рублей вместе с группой коллег — директором ООО «Новая нефтехимия» Рамилем Сафиным и директором ООО «Роял Тайм Групп» Елена Леушиной.

История «Роял Тайм Групп» — это история строительства казино и гостиниц в двух игорных зонах — «Азов-Сити» (Краснодарский край) и «Янтарная» (в Калининградской области). Общая сумма задолженности по этим кредитам на конец октября 2016 года составляла 935,89 млн. рублей.

Срок окончания основной массы договоров приходился на 2020-е годы. А вот «Новая нефтехимия» — это история стратегическая. Компанию контролировал сам Роберт Мусин через кипрский офшор. Таким образом совершенно неудивительно, что на балансе этой конторы оказались права по кредитам, выданным Татфондбанком компании «Нижнекамскнефтехим» — одному из отечественных и европейских лидеров нефтехимии. А Центробанк оказался замешан в этой истории, так как упомянутые договоры оказались предметом залога по другому кредиту — выданному Центробанком Татфондбанку.

Но уже в день выдачи кредита договоры благополучно перекочевали на баланс «Новой нефтехимии». Эта операция и есть та самая «афера» на сумму 3 миллиарда рублей, о которой говорят следователи. Данное обстоятельство дает им возможность вести уголовное преследование, не опасаясь привычных обвинений в участии государственного следствия в спорах хозяйствующих субъектов.

О том, что в реальности стояло за выдачей кредита ЦБ под гарантии кредитных обязательств «Нижнекамскнефтехима» можно только догадываться. Но можно не сомневаться, что в случае банкротства Татфондбанка эти обязательства попали бы в руки управленцев из АСВ. Скорее всего именно эту задачу и будут решать сейчас следователи, арестовавшие Роберта Мусина и людей из его окружения.

Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Самые читаемые

To Top