Новости

Сергей Лямец: Портрет был навеселе, и набрал главного по блоку имени себя

Портрет был навеселе, и набрал главного по блоку имени себя.

«Шо вы там?»

«Та весело. Вову сегодня воспитывали», — ответил Игорь Кононенко.

«А шо он?»

«Решил распилить 26 ярдов, пока ты в Америке».

«Он шо, самый умный?»

Игорь Витальевич удивился, что Портрет не в курсе, но решил подыграть. Он стал рассказывать, как депутаты от БПП провалили голосование по законопроекту правительства. Пользуясь отъездом президента, Владимир Борисович Гройсман решил по-быстрому распределить 26 миллиардов.

«Ну я своего выпустил…»

«Какого из?…»

«Ну Мушака…»

«Ага… И шо он?» – ввернул Портрет оборот, подслушанный у кого надо.

«Ну говорит так… — Кононенко даже улыбнулся от удовольствия. – …Типа Владимир Борисыч, все хорошо, но не все хорошо».

«Классно сказал. Ты придумал?»

«Ну да, старенькая заготовка».

«Пульцеровская премия», — подшутил над соратником Портрет.

«Правильно Пулицерова», — поучительным тоном поправил его Кононенко.

Портрет удивился, что тот клюнул, но решил подыграть.

«Ну да, точно, Пулицерова. Это ж город такой в Штатах».

«О, кстати, как ты слетал?», — внезапно съехал с темы Кононенко.

«Весело, вообще отвечаю».

«А шо весело?»

«Ну сижу я с вициком тру, там геополитика и безвиз. И тут заходит Верховный жрец».

Кононенко относился к вышестоящим с особым уважением.

«О, и какой он?» – искренне поинтересовался управляющий фракцией.

«Знаешь, наш человек, — Портрета распирало от гордости. – Сразу говорит, мне понравилась твоя залипуха со «слепым трастом. Говорит, я тоже передумал бизнес продавать».

«Шо, серьезно?» – искренне удивился Кононенко.

«Та не, ты шо, — рассмеялся Портрет. – Говорит, шо у вас там депутатов ловят на коррупции?»

«Это он про Полякова?»

«Ну да… И Борюсю нашего…»

«Ага… И шо ты?»

«Ну а шо я? Ох…л, конечно. Но меня предупредили, слава богу. Говорю, это МЫ боремся с коррупцией, вот сейчас будем снимать с него… Знаешь, я такое отмочил!»

«Шо?» – оживился Кононенко.

«Ну говорю, щас подання сделаем, будем снимать с него депутатскую девственность».

Два товарища громко заржали в трубки друг другу.

«И он шо?» – с мокрыми от слез глазами спросил Кононенко.

«Ржет… И хитро на меня так смотрит, типа, весело у вас там, пацаны», — бодро ответил Портрет.

«Ну да, он в девственности понимает…»

«Не говори…»

В трубку послышалось, как Портрет что-то выпил, и потом солидно выдохнул в трубку.

«Так а шо там Павелко, ты говоришь?»

«А я не говорил…»

До Кононенко дошло, что Портрет был в курсе сегодняшнего голосования по бюджету.

«Так а шо там за поля футбольные он собрался застилать?»

«Баксами застилать… Чистый распил».

«Ну а Тоша Яценко рассказал, шо ему нравится все».

Кононенко понял, что Портрет не просто в курсе, а и следил за ходом заседания.

«Конечно, нравится. Ему дороги в Умани закатают».

«Это шо, он типа для людей?» – недоуменно спросил Портрет.

«Ну, получается так…»

«Куда катится этот мир? Тоша Яценко за людей, — философски растянулся в эфире Портрет. – Вот ты когда последний раз для людей старался?»

Игорь Витальевич напрягся. Он не мог понять, зачем Портрет звонит, если тот следил за ходом голосования.

«Слушай, — решил внести ясность он. – Ты мне шо, не доверяешь?»

«А мне вот интересно, когда ты мне собирался позвонить?»

«Так а шо тебе звонить? Я шо, сам его на ж… не посажу?»

«Не, ну посадил знатно, — решил смягчить разговор Портрет. – Так а шо он на этом имел?»

Кононенко понял, что напряжение спало, и принялся рассказывать о Гройсмане.

«Ну смотри, он же типа реформатор, — Игорь Витальевич взмахнул свободной рукой. – Ну и фротнмэнам отпилил как не в себя».

«А мы шо, сиротки получились?»

«Не, ну тебе традиционно на ремонт Мариинского», — заржал Кононенко.

«Ну да, главное, шоб он не распух от такого ремонта. А то каждый год по двести лямов в него заливаем», — улыбнулся в ответ Портрет.

«А самое главное, все возле него бегают, и пох…»

«Так я тебе скажу, — Портрет взял мхатовскую паузу. – Всем действительно пох…»

Кононенко взглянул на часы. Пьяный разговор нууу слишком затянулся.

«Слушай, мне на тренировку завтра… — намекнул он деликатно. – Так а шо там Трамп?»

«Та говорит, все за…сь. Держитесь там».

«Понятно… Слушай, а это они попросили Бене лицензии заблокировать?»

«Укрнафта» одну за другой не могла продлить лицензии на добычу. Еще немного, и у заводов Сами знаете кого закончится дешевая нефть. Портрет удивился вопросу, но решил просветить товарища.

«Та не, это тупо бардак. Там некому подписывать».

«Подожди, там же Вова своего пацана поставил…», — Кононенко намекал на креатуру Гройсмана во главе «Госгеонадр».

«Ну да, а мой кум его посадит, — пошутил в ответ Портрет о генеральном прокуроре. – Но Игорь Валерич пусть думает, шо это мироеды его прессуют».

«Зачем?» – не понял Кононенко.

«Та меньше будет понты по «Привату» колотить».

«А шо он там?»

«Ты ж его знаешь».

«Ну да. Кстати, там в «Приват» зальют еще 22 ярда».

«Та я знаю. Лера тупо просчиталась. Там изначально больше надо заливать».

«Уже ярдов 200. Куда еще?»

«Да, неплохо погулял кое-кто…»

Настроение у Портрета вдруг испортилось. Он и в лучшие годы не мог придумать такую схему.

«Ну ладно, давай. Спасибо, шо Вову присадили. Задолбал уже показывать…» – попрощался он.

«Давай… Ты ж его не трогаешь пока?»

«Та нет, пусть бегает. Пока», — выдохнул Портрет и положил трубку.

Click to comment

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Самые читаемые

To Top